История

Посвящается памяти нашего друга, Олега Иванова, в узких кругах известного также под именами Ленин, Ильич или Лукич.

BASIN и ТРУДОВЫЕ РЕЗЕРВЫ

Юность Злодеев

Начало

   Всё началось в 1983 году, практически через год после смерти Леонида Ильича Брежнева (надеюсь, Вам это имя еще что-то говорит). Вроде бы смерть генсека никак напрямую не могла повлиять на творческие процессы в среде подростков, но, тем не менее, повлияла, и даже очень сильно.

   Но заглянем еще немного дальше. За несколько месяцев до этого, по разным причинам два юноши - Олег Иванов и Валерий Парченков - оказались в одном учебном заведении, Ленинградском радио-механическом техникуме. Конечно же, ни один, ни другой не мечтали с детства стать радиомеханиками. Просто одного отчего-то не взяли в Муху, а другой не поступил в Бонч, и оба неудавшихся студента решили где-то с пользой провести год до следующих экзаменов.

   При первой, а также нескольких последующих встречах они не воспылали друг к другу нежной симпатией. Скорей, наоборот, Иванов вызывал у Парченкова, коренного ленинградца фиг-знает-какого поколения, неприязнь своей излишней провинциальной непосредственностью. Иванов прибыл в Ленинград тем же летом 1983 года. Детство и отрочество он провел в Кап-Яре ( Капустин Яр - это полигон и военный городок в северо-западной части Астраханской области). Надо заметить, и сын степей особой симпатии к заносчивому ленинградцу не испытывал.

   Но буквально через пару месяцев их отношение друг к другу радикально изменилось, и тяжело сказать, была ли тому конкретная причина. Они подружились. Тут же родилась идея, что надо сделать что-то вместе. На вопрос «что» ответ был очевиден: конечно же, стать секс-символами! Как? Естественно, создав рок-группу! Они даже придумали название: «Прорыватели Иллюзий» Это откровение их посетило примерно 10 ноября 1983 года после обеда. Иванов уже имел приличный музыкальный опыт: в Кап-Яре он с одноклассниками собрал группу с именем, которое оригинально интерпретировало название монопольной страховой компании Советского Союза «ГОССТРАХ» как «Гос-Фобос».

    Парченкова тоже был некий невнятный экспириенс в этом деле. Как-то в 9 или 10 классе он со своими одноклассниками, Алешей Савельевым и Андрюшей Савиным на квартире у одного из них пару раз собрались и сыграли что-то из репертуара популярной в то время «Машины Времени». Кто на чём играл, сейчас тяжело сказать, но можно предположить, что Савин играл на гитаре, Савельев на чем-то еще, может, тоже на гитаре, а Парченков на каких-то однотонных самодельных клавишах пытался солировать. Этот спонтанный опыт на тот момент не принес им должного морального удовлетворения, и они его больше не практиковали.

   И вот, в ноябре 1983 года, когда Парченков и Иванов решили стать секс-символами и рок-идолами, Парченков вспомнил о своих коллегах по музыкальным экзерсисам. Товарищи провели заседание, на котором была образована группа «Бассейн», (от чудного названия «Прорыватели Иллюзий» отказались под давлением Савина и Савельева) с вариантом латинского написания BAӠIN (конечно, не обошлось без влияния группы «Аквариум»).

   На этом заседании были распределены обязанности. Парченков взвалил на себя миссию по сочинению песен и снисходительно согласился исполнять обязанности фронтмена, вокалиста и, по всей видимости, главного секс-символа, лидера, рок-идола и соло-гитариста. Играть на гитаре, правда, тогда он ещё не умел, но уже к вечеру выучил три главных аккорда. Иванов стал ударником, так как ему в Мухе, во время неудачного поступления, сказали, что у него есть чувство ритма. Савин получил должность басиста, а Савельев, единственный в группе хоть с каким-то музыкальным образованием (музыкальная школа, класс балалайки), стал клавишником.

Первый альбом

   Олег Иванов в то время жил в пригороде Ленинграда, в дачном посёлке Мельничный Ручей (в простонародье - на Мельнице) с родителями и младшей сестрой, в отдельном домике. Конечно же, он предложил проводить репетиции у него дома. Днем, пока родители на работе, а сестра в школе.

   Родители Иванова как раз купили новый телевизор, из-под которого осталась чудная картонная коробка. Она послужила основой ударной установки и стала бочкой. Педаль (настоящую!) купили в комиссионке, хэтом стала служить металлическая подставка для книг (эту миссию она уже выполняла во времена «Гос-Фобоса»). Рабочим барабаном стала маленькая картонная коробка из под чего-то еще, а тарелками - две крышки от кастрюль. Ударная установка была укомплектована!

   Для сестры Иванова, как для приличной барышни, было куплено пианино «Красный Октябрь», и, хотя Иванову запрещали на нём играть, оно тоже было задействовано в рождении великих рок-композиций. Правда, девочку мучили подозрения, что в её отсутствие кто-то пользуется инструментом.

   Парченков, Савин и Савельев купили по акустической гитаре за 7,5 рублей и по темброблоку, по 33 рубля за штуку. Пели через треугольные микрофоны, которые бесплатно прилагались к бобинным магнитофонам.

   В тот год зима выдалась ранней. Снегом завалило всю Мельницу, и будущие секс-символы, прогуливая занятия в своих учебных заведениях, начали отрабатывать свой первый материал. Был он, надо заметить, весьма своеобразен, изящно совмещая гаражный рок и дворовый шансон. Тексты были по какой-то неизвестной причине посвящены тракторам, сперматозоидам и тёплому морю. Это было весело, но не соответствовало поставленным задачам.

   К весне 1984 года группа переместилась из пригорода в город и продолжила репетиции в доме Алеши Савельева. Он жил с мамой и сестрой в большой комнате в коммунальной квартире на 3 Советской улице. К тому времени Иванов и Парченков перестали посещать ЛРМТ, оставив в своих сердцах самые нежные чувства к этому учебному заведению.

   За весну Парченков сочинил песен на целый альбом. Каждая строчка нетленки была пронизана юношеским максимализмом, что встретило искреннее понимание и поддержку у остальных участников группы.

   В апреле в активе группы появилась ярко-оранжевая бас гитара «Урал». Она совершенно не строила, весила около 20 кг, но выглядела просто шикарно. Савельев тут же переквалифицировался в басиста, хотя и Савин вроде как оставался басистом тоже. В середине мая Парченков и Иванов нашли по сходной цене старую установку «Trova» и, непонятно на какие деньги, купили её. Везли они барабаны в троллейбусе 16 маршрута, с улицы Бабушкина в квартиру Савельева. От радости приобретения уже почти профессиональные рок-музыканты собрали установку на задней площадке троллейбуса и тут же её опробовали. Иванов барабанил всю дорогу. Удивительно, но из троллейбуса их не выгнали.

   За следующую неделю первый альбом был записан. Альбом имел длинное, изящное название – «Прощание с Городом Синих Домов». Даже самим музыкантам очень быстро надоело его произносить целиком, и оно было сокращено до «ПсГСД».

   В конце мая Савельев собрался масштабно праздновать свой день рождения, и в рамках этого события «Бассейн» решил устроить свой первый квартирный электрический сэйшн. Спустя пару часов после начала празднования, музыканты объявили, что сейчас они сыграют. К сожалению, большая часть гостей, успевшая довести себя с помощью алкоголя до свинского состояния, скверно отреагировала на выступление, и музыканты не получили должной положительной реакции зала. Тогда они взяли гитары; Иванов, как пионер, повесил рабочий барабан на шею, вышли во двор и стали петь свои песни там.

   К изумлению музыкантов, их не только не выгнали со двора, но и стали кидать из окон деньги. Потом же подходили разные люди и просили, чтобы музыканты пришли в их двор и там сыграли, давали адреса и восхищались творчеством группы.

   Это был успех.

Первая точка

   Как-то раз в период белых ночей «Бассейн» всем составом пошел погулять, с гитарами и барабаном. Они ходили по набережным – пели песни, ходили по улицам – пели песни, но успех не приходил. Музыканты забрели на Артиллерийскую улицу и у дома №12 устроились на подиуме трансформаторной будки. Хотя никаких слушателей не было, они играли с превеликим удовольствием. Через некоторое время к ним подошла старушка, выгуливавшая собачку. Она постояла, послушала и спросила: «Ребята, вы наверно рок-группа? И вам негде играть?». Музыканты опешили от неожиданности, но гордо ответили: «Да, бабушка, мы рок группа и играть нам негде!». На удивление, бабушка оказалась «в теме» и сказала, что её сын, Николай Павлов, скорей всего сможет помочь с помещением и дала его телефон.

   И в самом деле, Николай Павлов предложил репетиционную точку в клубе для трудных подростков «Дружба» на ул. Римского–Корсакова, во дворе дома №2. Так у «Бассейна» появилась первая точка и первый учитель. Спасибо Коле Павлову.

   Июль и август прошли без репетиций. В городе остались только Парченков и Савин. Иванов уехал до конца лета в Кап-Яр, а Савельев - на практику от Бонча на Камчатку, считать морских котиков. От нечего делать Парченков с Савиным устраивали экзерсисы – накладывали на ускоренную запись ритм-секции от «ПсГСД» новые слова. Они хором пели: «Я - Паровозик, по рельсам спешу, Я - Паровозик, за бабой бегу, Я - Паровозик, Я -Паровозик…Ту-Ту!!!». Через месяц им это надоело, и они решили уехать на недельку (как они тогда думали) под Москву, в Голицино. Там неподалёку располагался военный городок, где Савин жил некоторое время, и в котором они собирались продвигать свою группу и альбом. По стечению ряда обстоятельств задержались они там более, чем на месяц. Парченков из-за этого в очередной раз не сумел поступить в Бонч, хотя летом ходил на подготовительные курсы и был очень тверд в своих намерениях.

   Иванов на экзамены в Муху тоже не успел, но вернулся из Кап-Яра с радостным известием, что его друг и одноклассник, Стас Березовский, скоро должен приехать в Ленинград для поступления в институт, и влиться в ряды «Бассейна» в качестве соло-гитариста – коего крайне не хватало группе. Все так и случилось: Березовский приехал в Ленинград и тут же получил свой первый ангажемент: стал гитаристом «Бассейна».

Долг Родине

   Однако, осенью, неожиданно для всех, в том числе для него самого, Парченкова забрали в армию. Савельев к этому времени от музыкальных экзерсисов самоотстранился, посвятив себя учёбе и женщинам. Перед ним стояла непростая задача (им же и поставленная): каждый вечер - новая женщина; на репетиции времени совершенно не оставалось.

   В группе осталось три человека. Материала не было тоже. Тогда музыканты волевым решением постановили, что каждый из них должен сочинить по несколько песен. Все так и сделали. Из этого материала в стенах клуба «Дружба» был записан второй альбом. Стилистически он был совершенно иным, нежели «ПсГСД». Если «ПсГСД» был искренним гаражным роком, сыгранным людьми, абсолютно не умевшими играть на инструментах, но совершенно этим фактом не отягощенными, то второй альбом стал удивительной смесью арт и хард–рока, пропущенной через призму мироощущения Союза советских композиторов. Все песни спел Березовский, который через полгода после Парченкова также отправился служить отечеству. У Савина в институте была военная кафедра, а Иванов воспользовался радикальными методами, и, под чутким руководством товарищей из «Сайгона», заработал себе диагноз МДП.

Время ожиданий

   В этот период творческого застоя группы - ожидания Парченкова и Березовского - Олег Иванов решил продвигать себя как образ под брендом «Ленин» (попутно появились Лукич и Ильич). В узких кругах «Сайгона» его знали все.

   В мае 1986 года Парченков приехал в отпуск и успел вместе с Ивановым сняться в фильме «Йа-Хха», дебютной (учебной) работе Рашида Нугманова.

   6 декабря 1986 года Парченков наконец полностью отдал свой долг Родине и вернулся домой.

Переименование

   Армия оставила сильный отпечаток на сущности Парченкова, нещадно вывести который он полагал делом своей жизни на тот момент.

   Спустя месяц группа была собрана вновь. На место Березовского, все еще временно служащего Советскому Союзу, Иванов предложил взять гитариста Владлена Курилко, который жил во Всеволожске, рядом с Ивановым. Курилко был скорей джазовым гитаристом, что сильно отразилось на звучании группы, а Парченков попал под обаяние JG Thirlwell(а) с его мрачными буги, в частности, был под сильным впечатлением от альбома 1984 года «Зачистка плода от руля», что тоже повлияло на звучание группы.

   К этому времени всем участникам группы стало понятно, что с названием «Бассейн» надо расставаться. После долгих творческих мук родилось название «Трудовые Резервы». Оно полностью соответствовало как стилю игры, так и тому факту, что никто из группы не работал. По той или иной причине, все не работали и находились в некоем трудовом резерве, до лучших времён.

   Отыграв полгода в этом составе, группа лишилась Курилко. Тогда ввели практику хождения призывного комиссара по квартирам призывников. При обнаружении призывника дома, комиссар производил моментальное изъятие последнего. Курилко неудачно открыл дверь в квартиру и уехал на два года.

   Но тут вернулся Березовский.

   В начале 1988 года группа переехала на новую репетиционную точку, на улицу Ватутина.

   Почти одновременно с этим событием, старшая сестра Савина, переехав в Москву, разрешила брату распоряжаться своей двухкомнатной квартирой на ул. Якорная. Эта квартира позволила музыкантам черпать избыточное вдохновение из окружающего мира и творчески самовыражаться везде, кроме как в музыке. Они проводили тематические дни, типа «Дня Кулинара» или «Дня Художника».

Закат перед восходом

   Новый материал давался тяжело, песни появлялись редко. Невзирая на регулярные репетиции, группа никуда не двигалась. Так прошел 1988 год и наступил 1989. Кризис зрел.

   Почти каждую весну Иванов для подтверждения диагноза МДП отправлялся в «Дом Творческой Молодёжи», находящийся в Кавашах. На время отсутствия Иванова было решено сделать паузу в творческой деятельности. В тот год Иванова задержали почти на два месяца и Березовский с Савиным, не выдержав такого перерыва, начали музицировать на стороне.

   Основателям группы – Иванову и Парченкову ничего не оставалось, кроме как реализовывать свои творческие амбиции в других сферах. Иванов занялся скульптурной отливкой: он стал выливать из пластмассы, предназначавшейся для похоронных венков, зелёные объекты, а Парченков, обнаружив в себе писательский талант, начал работать над романом, который назвал «Совокупление.

1993 год

   После продажи последней партии «левой» водки и почувствовав смертельную усталость от этого бизнеса, Парченков решил на оставшиеся деньги записать альбом старых песен. Для этого он оплатил несколько смен на студии «Мелодия». Собравшись старым составом, Олег Иванов, Валерий Парченков, Андрей Савин и Стас Березовский приступили к записи. На запись также был приглашен клавишник Дмитрий Калинин.

   Репетировали прямо на студии. Записали пять «болванок», но до конца, со всеми наложениями, довели только одну песню. Причина была банальна - деньги кончились.

1994 год

   Стас Березовский позвал всех бывших участников «Трудовых резервов» в «Тен-клаб» (расположенный на Обводном канале, в ДК имени 10-летия Октября), познакомил с группой «Сплин» и ушёл туда более, чем на десять лет.

2011 год

   Как-то поздней осенью Валерию Парченкову потребовалось перейти Лиговский проспект. Он спустился в подземный переход и встретил Стаса Березовского, которого не видел более 15 лет. Всё это время Парченков поддерживал отношения с Олегом Ивановым, а Березовский - с Андреем Савиным.

   В скором времени Парченков с Березовским съездили в гости к Олегу Иванову, во Всеволожск.

2012 год

   10 ноября, после недели нахождения в коме, умер Олег Иванов.

2013 год

   Весной, после презентации сольного альбома Стаса Березовского, Березовский и Парченков решили записать альбом из части старого материала «Бассейна» и «Трудовых Резервов» и посвятить его памяти друга, Олега Иванова.

   Данный проект достаточно спонтанно получил название – «Юность Злодеев».